Tags: Брестская крепость

Оборона Брестской крепости. Как же это было на самом деле? (Часть 5)



О потерях  

Документ №127. Отчет командира 45 пехотной дивизии генерал – майора Фрица Шлипера о штурме Брест – Литовска. 08.07.41 г.

«Результатом тяжелого сражения дивизии с 22 по 29.06.41 стало:

2) ...добыча составляет, кроме всего прочего,

a) Оружие:

14 576 винтовок, 1327 пулеметов, 27 минометов, 15 орудий 7.5 см., 10 орудий 15 см., 5 гаубиц 15 см., 3 пехотных орудия, 6 зенитных орудий, 46 противотанковых орудий, 18 прочих орудий.

b) лошади: 780 лошадей

c) Автомобили: 36 танков и гусеничных тракторов, примерно 1500 автомобилей, в большинстве случаев непригодных. В качестве пленных захвачено 101 офицер, 7122 младших командиров и рядовых. Кроме того, безвозвратные потери русских тяжелы. (В докладе данных нет. По последним оценкам историков - около 2000 погибших).

3) Русский, в Брест – Литовске (имеется ввиду крепость) боровшийся сильными подразделениями исключительно упорно и настойчиво, показал превосходное пехотное обучение и доказал высокий боевой дух. 45 –я дивизия решила поставленную ей задачу. Потери тяжелые. Они составляют:

убито и пропало без вести – 32 офицера, 421 унтер – офицеров и рядовых, (по последним оценкам историков – не менее 500 человек)

ранено – 31 офицер, 637 унтер – офицеров и рядовых...»

» Источник: ВАМА RH 26 – 45 27 “Meldungen, Gefechtsberichte”.

А вот еще один отчет о штурме Брестской крепости (за период с 22.06.41 по 1.7.41.)

«3) Русская кампания. Брест – Литовск (с 22.06.41 по 1.7.41.) Убитые: 491 человек.

Взятие крепости Брест – Литовск, которое вменялось в обязанность 45 – й пехотной дивизии принесло самые большие жертвы со всего фронта нападения немецкого вермахта в первые дни боев.....» Далее следуют потери по дням, отдельным подразделениям дивизии и указания на места захоронения погибших.

 

 Т - 38 и БА - 10 у Белого дворца (Центральный остров крепости)

Сбор захваченных в крепости трофеев

Оборона Брестской крепости. Как же это было на самом деле? (Часть 4)





Комиссар Фомин (актер П.Деревянко) в окружении своих "немецких друзей"

Легенда о "живом щите"

Сюжет о «живом щите» - одна из самых распространённых легенд, о ней рассказывают экскурсоводы в крепости, многочисленные фильмы и книги. На мосту у Холмских ворот даже установлена мемориальная табличка, напоминающая об этом событии. Официальная история гласит: 23 июня 1941 года германские войска применили против защитников крепости «живой щит». На мосту у Холмских ворот, прикрываясь раненными пленными, а также мирным населением, немцы пытались проникнуть в крепость.

Посмотрим на вопрос со стороны военной стратегии и тактики. Для чего может применяться «живой щит»? Есть два варианта: во-первых, пытаться проверить дорогу и сам мост на наличие противопехотных мин. Во-вторых, пытаться оттеснить защитников от Холмских ворот, и тем самым проникнуть в крепость. Минная версия изначально является самой слабой, поскольку накануне, т.е. 22 июня солдаты Вермахта неоднократно предпринимали попытки штурма Холмских ворот как изнутри крепости, так и со стороны Госпитального острова. При этом они убедились в том, что мост не заминирован и дорога к нему полностью «чиста». Глупо надеяться на то, что советские войска ночью предпримут попытку минирования, тем более что вся территория у Холмских ворот находилась под надзором немецких пулемётов.

Версия № 2 выглядит также довольно неуклюже. Какая такая необходимость гнала немцев прорваться в крепость? Еще вечером 22 июня командование 45-ой немецкой дивизии поняло, что взять крепость «с лету» не удастся, поэтому ставку сделали на блокаду. В Приказе №2 XII (журнал боевых действий 45-ой) содержатся следующие указания 23 июня 1941 года: «Задача 45-ой дивизии – урегулирование положения в цитадели Бреста. Нападение в утренние часы после вновь проведённой артиллерийской подготовки разрешено только в том случае, если гарантировано, что никакие собственные, уже проникшие в цитадель части не окажутся под обстрелом. В противном случае ещё не взятые части цитадели нужно блокировать и голодом принудить противника, при повторном требовании, к капитуляции. Прорыв окружённых частей на восток нужно предотвращать плотным оцеплением. Размещение артеллерии и всего тяжёлого оружия около невзятых частей цитадели так, чтобы противник находился под уничтожающим огнём». Источник BA-MA RH 26-45 22 14875/11.

Другой важной задачей было деблокирование немецких штурмовых групп, в частности  50 – ти немецких солдат из 3-го батальона 135-го пехотного полка попавших в окружение и находящихся  в здании клуба (Свято-Николаевская церковь). В результате разрушительного артиллерийского огня утром 23-го было подавлено сопротивление в районе Тереспольского моста (один из снарядов 600-мм мортиры «Карл» до основания разрушил полубашню у Тереспольских и похоронил под обломками стен большое количество защитников). Воспользовавшись ситуацией, в крепость через Тереспольские ворота кинулась немецкая штурмовая группа, под её прикрытием часть немецких солдат, блокированных в церкви ушла со штурмующими, а часть перебралась на Южный остров через Холмские ворота. Таким образом, немецкие войска действительно двигались 23-го по Холмскому мосту, только не в крепость, а из нее!

А что же с «живым щитом» и сопротивлением у Холмских ворот? Парадокс ситуации заключается в том, что в этот день Холмские ворота никто не защищал. Из воспоминаний Нуриджаняна С.Б.:«Из группы защитников, которая находилась у ворот, ведущих на дорогу к госпиталю, сообщили, что там бои прекратились и часть людей оттуда перешла в Белый дворец. Мы обосновались в Белом дворце и в казарме сапёрного батальона». («Героическая оборона». Минск, 1963, стр. 280).

О приходе комиссара Фомина (руководителя обороны у Холмских ворот) в 33-ий инжинерный вспоминает Иван Долотов: «Утром появился какой-то человек в форме рядового, но видно было, что это командир. Около него было человека 2-3 из бывших у нас вчера утром с распоряжениями красноармейцев. В течении дня они распоряжались всем составом наших казарм и всеми дальнейшими действиями. Потом мы узнали, что командир – полковой комиссар из 84-го полка т.Фомин». («Героическая оборона». Минск, 1963, стр. 289).

Вспоминает старшина санитарной службы Солозобов В.С., санинструктор 84 сп: «Пришёл приказ комиссара Фомина о переходе обороняющихся на участок у Брестских ворот (Трёхарочных). Там концентрировались наши силы для прорыва из окружения». («Героическая оборона». Минск, 1963, стр. 254-255).

Таким образом вопрос о «живом щите» снимается сам собой. И чтобы окончательно поставить точку, нужно понять, откуда могли появиться «гражданские» на Южном острове? Явно не из близлежащих деревень, иначе это непременно было бы отражено в журнале ведения боевых действий. Отклонение войскового подразделения на 3-4 км от намеченной цели – дело не шуточное. Посему логично предположить, что данное мирное население появилось непосредственно с самого Южного острова, а если быть ещё конкретней - из развалин госпиталя, где выжившие скрывались от артобстрела и бомбёжки. Согласно журналу боевых действий 45-ой дивизии Вермахта, а также показаниям свидетелей, конец обороны Южного острова настал 24 июня 1941 года, на третий день войны. Именно тогда бойцы батальона Эггелинга вывели из подземных казематов пленных.

Вот как вспоминает этот день начальник Брестского военного госпиталя военврач II ранга Б.А.Маслов: «Вместе со мной была и моя семья, несколько офицеров и много членов офицерских семей, несколько раненых бойцов. Во второй половине 24 июня двери каземата открылись, и нам немецкими солдатами была дана команда выходить из казематов. Когда мы вышли, группу примерно 50 человек, врачей, женщин, детей, раненых повели в направлении к Бугу 30 немецких солдат. Прошло минут 10, нас солдаты остановили и разрешили расположиться на лужайке возле крепостных ворот». («Брестская крепость… Факты, свидетельства, открытия» Брест, 2005, стр.29). Как видим, Маслов не слова не упоминает о «щите» и о стрельбе на мосту перед Холмскими воротами. Следует заметить, что это был последний день пребывания «гражданских на Южном острове. 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
   

Оборона Брестской крепости. Как же это было на самом деле? (часть 3)



В Брестской крепости 22.06 41. Типичный прием, применявшийся немцами при штурме - закидывание противника гранатами. Но иногда защитникам крепости удавалось возвращать "гостинцы" обратно.

 Эпизоды сражения в воспоминаниях бывших участников

Документ № 38. Из репортажа «Война на востоке. Ночь перед Брест-Литовском» корреспондента журнала «Die Wehrmacht» Герда Хабеданка.

«Легко, очень тихо мы подкрадываемся плотно к Бугу. Чтобы гвозди в сапогах не издавали никакого стука, на шоссе насыпан песок. Безмолвными рядами по обочине выдвигаются сформированные штурмовые группы. На светлом северном небе выделяются переносимые надувные лодки. Бесшумно приближается чудовище - вручную перетаскиваемая тяжелая зенитная пушка.   ...на удалении всего лишь 100 м сидит советско-русский. Что ему видно, неизвестно, здесь же отчетливо слышно, как они говорят, вдалеке звучит динамик.... На качающихся мостках идем над заросшими наполовину камышом рвами крепости Призрачно светлеющие контуры ныряют в заросли ивняка: приведение в готовность заканчивается. Всюду бьются соловьи, жерлянка кричит в камыше, все остальное скрыто полной тишиной.... Нарастающая теснота, стальные шлемы, винтовки, длинные пронзительные трели телефонов, и спокойный, заглушающий все голос обер-лейтенанта: «Спокойно господа, пока 3 ч. 14, ждем еще одну минуту». Источник: Журнал «Die Wehrmacht» № 14,1941

Подпись: Пушка 4 - й роты на позиции перед Южными воротами Центрального острова


Зализывание ран после штурма

Документ №47. Письмо бывшего командира 8/ 135 пехотного полка Пауля Орбаха родителям погибшего при штурме Брестской крепости Хайнца Хальбгевахса. 23.02.1942 г.

«Наше орудие отлично стреляло, тем не менее, как только (на короткое время) оно прекращало стрельбу для выбора новой цели, мы получали безумный огонь. Вскоре одного из солдат ранило в голову... Едва я успел перевязать рядового, как получил сильнейший удар в мою левую руку, и мгновенно высокая дуга фонтана крови обрызгала вашего сына Хайнца. Он сразу же пришел мне на помощь, разорвал рукав моего кителя и рубашки, и я плотно перевязал тканью артерию, прижимая рукой, чтобы не истечь кровью. Между тем другой лейтенант получил огнестрельно ранение в грудную клетку. Ему помогали другие, пока еще не раненые солдаты. А я тем временем попросил вашего сына Хайнца подать мне кусочек деревяшки, чтобы я сумел перевязать артерию своей руки и тогда бы освободил свою правую руку. Почти в тот же самый момент Хайнц прямо таки переломился и беззвучно упал на землю... Я не смог установить, где его пронзила вражеская пуля. Я больше не слышал никаких признаков его жизни.... В то время, как ваш сын Хайнц лежал мертвым рядом со мной, другой лейтенант получил еще одно (уже второе) ранение, и теперь было самое время свалить оттуда. Я тащился из последних сил, поддерживаемый единственным еще не раненым солдатом.» Источник: частный архив Йозефа Виммера

Collapse )

Оборона Брестской крепости. Как же это было на самом деле? (Часть 2)

 


На улицах Брест - Литовска (июнь 1941 г.)



Противоборствующие стороны с самого начала оказались в неравных условиях.
Оборонявшиеся находились под влиянием факторов только негативного характера.

Во – первых, отсутствовало единое руководство гарнизоном крепости. На 22 июня в крепости размещались самые различные воинские части, не стояли под единым командованием. Здесь были: пограничники, конвойный батальон войск НКВД, связисты, артиллеристы, автомобильные батальоны, разведподразделения, инженеры, танкисты. (всего около 8 тыс. человек ). Причем подразделения находились в неполном штатном составе. Многие части были выведены в летние лагеря, находились на оборудовании укреплений вне территории крепости и т.п. К тому же, многие командиры на момент нападения противника дислоцировались вне территории крепости. Было и такое – командиры в крепости, а их подразделения далеко за ее пределами. Вот что пишет, к примеру, капитан К.Ф. Касаткин, вспоминая о событиях 22 июня 1941 г.

Как следствие, оборона крепости с самого начала разбилась на локальные, изолированные друг от друга и не достаточно хорошо организованные очаги сопротивления.

Во – вторых, пресловутый фактор внезапности. Несмотря на поступавшую информацию от перебежчиков, командование РККА проявило беспечность и не привело войска в боевую готовность.

В третьих, существовали большие проблемы с продовольствием. В крепости не оказалось значительных запасов сухого пайка (консервов, сухарей и пр.), т.е. тех продуктов, которые не требовали варки или выпечки. Защитникам крепости, по их собственным свидетельствам, приходилось зачастую есть сырые крупы и зерно, но чаще всего просто голодать. А вот что констатировал противник при разборе трофейного имущества, захваченного в крепости.

Документ №105. Документ №42. Журнал боевых действий Iа 45 I.D. (Infanteriedivision).: запись от 26.06.41.

«Запасы продовольственного снабжения крепости оказываются, за исключением муки, соли, зерна и нескольких стручковых культур, незначительными. Напротив, довольно велика добыча оружия, боеприпаса и матчасти.» Источник: ВАМА RH 26-1620 “Kriegstagebuch Ia”.

Еще большей проблемой был дефицит воды. Воду приходилось добывать из обводных каналов рек, с тех мест, которые хорошо простреливались противником. При жаре в 37 – 38 градусов, стоявшей в те дни, многочисленных пожарах, возникавших в результате артобстрелов и авиабомбардировок, а также постоянно увеличивавшемся количестве раненых, водяной кризис стал одним из самых серьезных испытаний для защитников крепости. Нередко приходилось пить собственную мочу или мочу товарищей (если она оставалась). Сюда добавим еще одну обузу - пулеметы - водохлебы системы «Максим». http://www.youtube.com/watch?v=ikwUWOLMCaY&feature=fvwrel

Collapse )

Оборона Брестской крепости. Как же это было на самом деле? (часть 1)



Пролог. Установка пограничных столбов советскими и немецкими военнослужащими в районе Брест - Литовска (сентябрь 1939 г.)

В советское время событиям, связанным с обороной Брестской крепости был придан ярко выраженный культовый характер. Весь материал по теме, и без того скудный, аккуратно просеивался через идеологическое сито и в рафинированном виде подавался к столу советского читателя. Все, что хоть как – то могло бросить тень на светлый образ героев тщательно отфильтровывалось. Для придания защитникам крепости более точеного героического профиля, был до предела демонизирован образ врага. Фашисты подвергли крепость не только варварской бомбардировке, но и применяли изуверские методы ведения войны: расстрел пленных и раненых, использование женщин и детей в качестве «живого щита»... Так на усвоении простых черно – белых схем строилась идентичность советского человека.

До недавнего времени мифологизированный вариант истории обороны Брестской крепости практически не подвергался серьезной ревизии. Но после того, как в 2006 году российские историки получили из Германии новые архивные документы, на события Брестской эпопеи пришлось взглянуть более трезвым и приземленным взглядом. Так что же в действительности произошло на берегах реки Буг 70 лет назад? Кем были и как себя вели нападавшие и оборонявшиеся? Как выглядят советские герои без ретуши? Попробуем в общих чертах воспроизвести картину событий.

Так выглядела погранполоса СССР- Генерал-Губернаторство в июне 1941г. (южнее Бреста, в районе д. Домачево)

Краткая хроника первого дня войны по журналу боевых действий 45 пехотной дивизии вермахта, которая штурмовала Брестскую крепость.

Collapse )

 


Малоизвестные страницы обороны Брестской крепости (сентябрь1939 г.)

Несмотря на большой интерес к изучению событий Второй мировой войны со стороны не только исследователей, но и общественности в целом, до сих остаются аспекты, которым уделено мало внимания. Одним из таких является героическая оборона Брестской крепости частями Войска Польского в сентябре 1939-го. Да, многие сегодня знают, что «гению германских танковых атак» Гейнцу Гудериану пришлось дважды брать цитадель на Буге и первый раз был как раз в 1939-м. Учебники истории в Польше и Беларуси в нескольких предложениях рассказывают о событиях сентябрьской компании под Брестом, но мало кто отмечает тот факт, что львиную долю защитников крепости тогда составляли именно уроженцы восточнопольских воеводств, белорусы по национальности.
 


 разгромленная у Тересполя польская колонна 16.09.39.




военнослужащие на летном поле в Брест - Литовске (19.09.39. г.)


Пленные польские военнослужащие в Брест - Литовске (23.09.39. г.)


Захваченные немцами в районе Северных ворот Брестской крепости польские танки Рено FT - 17 




 


Вермахт передает  Брестскую крепость частям Красной Армии



Сохранившиеся до сего дня могилы польских танкистов на католическом кладбище города Бреста. Кресты и ограждения выполнены из траков польской танкетки ТКС

ТЯЖЕЛОЕ ОЖИДАНИЕ

Collapse )