Tags: Александр Рар

Немецкий политолог Александр Рар о причинах ухода в бизнес


Известно, что большинство немецких экспертов оценивает события, происходящие в России через нормативно – ценностные очки, сделанные по западным лекалам. И так их повернут и эдак, а Россия все равно не влезает в формат. Отсюда непонимание, сохранение почтенной дистанции и, как следствие, застой в отношениях. Вот и немецкий политолог Александр Рар разочарован сим трендом. Надоело ему, видимо, топтаться и объяснять досужим бюргерам нюансы и специфику российских условий. Решил перейти к реальной движухе, ну а реально в России пока что одно – углеводороды. Это исходный пунк дорожной карты, маршрут которой пока что не определен.

Из интервью с Александром Раром

53-летний Александр Рар (Alexander Rahr) - один из самых известных в Германии политических экспертов по России. В 1980-е годы он был аналитиком радио "Свобода", которое тогда вещало из Мюнхена. С 1994 по 2012 годы работал в Берлине в Германском обществе внешней политики (Deutsche Gesellschaft für Auswärtige Politik, DGAP). C недавнего времени занимает пост старшего консультанта главы немецкого энергетического концерна Wintershall, дочернего предприятия концерна BASF. Wintershall - партнер российского "Газпрома" и один из участников консорциума Nord Stream, который занимается поставками газа из России в Германию через газопровод по дну Балтийского моря. В интервью DW Александр Рар рассказал о причинах своего перехода в бизнес и поделился планами.

DW: На вашей страничке в социальной сети Facebook в разделе "работодатель" значится Wintershall Holding AG. Это немецкий концерн, который активно сотрудничает с российским "Газпромом". Вам сделали предложение, от которого вы не могли отказаться?

Александр Рар: Дело не только в этом. Изменились обстоятельства моей деятельности, поэтому я сделал этот шаг. Хотя должен сказать, что концерн Wintershall работает не только с Россией, но и по всему миру.

А какие именно обстоятельства изменились?

У меня сложилось субъективное впечатление, что в политике Запада по отношению к России ситуация во многом удручающая. Мы как немцы, как европейцы десятки лет проводили важную политику по отношению к России, известную как Ostpolitik ("восточная политика", в которой ставка делалась на сотрудничество, а не на конфронтацию. - Ред.). Сегодня этого нет. У нас нет стратегии, мы не знаем, как вести себя с Россией.

Есть две школы, которые стало очень трудно объединить. Одна базируется на моральном отношении к происходящему в России, на ценностях и становится все более критичной. С моей точки зрения, она оставляет слишком мало пространства для анализа, не связанного с развитием демократии.

Другая школа - это так называемая Realpolitik, девиз которой - Wandel durch Handel ("изменения через торговлю"). Этой мой подход. Россию или Украину нельзя заставить построить демократию по западному образцу. Поэтому путем практического сотрудничества следует пытаться построить мост, который поможет нам создать общую Европу. Этот подход сегодня применяется только в экономике.

- Получается, что вы занимаете дружественную позицию по отношению к России, и это усложняло вам жизнь как политическому аналитику?

- Да, можно и так сказать. Объективная оценка в Германии никого не интересует, интерес к России в целом в Германии падает.

- Насколько сильно вы были разочарованы вашей работой в Германском обществе внешней политики?

- Я почувствовал, что мои слова и моя работа находят все меньше адресатов в Германии. Я был между двух фронтов. С одной стороны - представители школы "политики ценностей", которые упрекали меня в чрезмерной близости к Кремлю, а с другой - представители Realpolitik. Я пришел к выводу, что вторая линия возможна только в связи с экономическими проектами. Кроме того, была еще одна проблема - сокращение финансирования. Возможно, это связано с финансовым кризисом. Например, форум "Петербургский диалог" не получает достаточно средств, это необходимо признать. Такие организации, как DGAP или Германо-российский форум, полностью зависят от денег спонсоров.

В одной упряжке с Европой?


Известный немецкий эксперт по России Александр Рар выдвинул идею постепенной интеграции Российской Федерации в европейские структуры на основе создания энергетического альянса. Такой альянс может стать прообразом созданного 50 лет назад Европейского объединения угля и стали, проторившего дорогу последующему, более тесному объединению Европы. Уже во второй половине XXI века, как предполагает Рар, Россия окончательно пойдет в одной упряжке с Евросоюзом. В пользу развития такого сценария говорит растущая потребность сторон друг в друге.

По мнению немецкого эксперта, российские властные элиты продолжают пребывать в плену иллюзий относительно возможности превращения России в самостоятельный центр силы на международной арене. Кремль не замечает как быстро увеличивается шпагат между амбициями и реальными возможностями. Технологическое отставание, практическое отсутствие человеческого капитала и каналов для его воспроизводства, вновь растущие цены на энергоресурсы и, как следствие, укрепление рубля сводят на нет все модернизационные потуги Москвы. Зависимость России от западных технологий увеличивается и в будущем будет расти еще большими темпами. СНГ как интеграционный проект не имеет перспектив, так как Россия может предложить своим соседям слишком мало. Таким образом, Россия неизбежно деградирует и потеряет статус великой державы.

Ахиллесовой же пятой ЕС является его большая энергозависимость от России. Уже сегодня 88% экспортного газа и 58% экспортной нефти России идет в страны Евросоюза. Растущие потребности экономики, сокращение запасов нефти в районе Северного моря, ненадежность и относительная дороговизна поставок из стран ОРЕС, малопродуктивность альтернативных источников энергии ( энергии ветра, солнца и т.п.) – все это заставляет европейские страны в полный профиль разворачиваться в сторону России. Старый Свет заинтересован также в богатых российских водных ресурсах и атомной энергетике.

В европейских странах панически боятся возобновления газовых войн России с Украиной и возможной стратегической переориентации Москвы на Азиатское направление, прежде всего на Китай. Европа нуждается в гарантиях своей энергетической безопасности и такой гарантией может стать только альянс с Россией. Первыми шагами к интеграции, по мнению Александра Рара, должны стать:

-         издание новой энергетической хартии;

-         основание тройственного газового консоциума Россия – Украина – ЕС и создание более надежной правовой бызы для украинской транзитной системы;

-         совместная разведка, разработка и использование новых газовых месторождений на российских территориях, в том числе арктических

Каковы выгоды от такого энергетического альянса для России? Это прежде всего модернизация инфраструктуры Восточных и Северо – Восточных районов России. Предполагается, что сотрудничество в сфере энергетики постепенно даст толчек развитию других отраслей российской экономики ( машиностроения, автоиндустрии и т.д.) Политика переплетения экономических связей неизбежно заставит западные фирмы более активно включиться в процесс модернизации России.

Некоторые эксперты считают сценарий Александра Рара слишком оптимистичным, отмечая сильное броуновское движения во властных коридорах как Кремля, так и ЕС. Тем не менее признается высокая вероятность именно такого развития событий, пусть и в отдаленном будущем.