Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

Иерархия потребностей человека в сравнении - Маслоу vs. Леннон

Стащил у немецкого политолога, специалиста по странам Восточной Европы Андреаса Умланда вот эту великолепную схемочку, иллюстрирующую иерархию человеческих потребностей. С одной стороны мнение известного американского психолога Абрахама Маслоу, а с другой - не менее известного человека - главного Битла Джона Леннона.


Немцы и юмор.

Немцы считают себя людьми, обладающими рафинированным чувством юмора. По данным социологического опроса, проведенного журналом «Лиза», 74% мужчин и 69% женщин Германии полагают, что если они в настроении, то запросто смогут заставить смеяться целый зрительный зал. 89% немцев, согласно той же «Лизе», вполне способны иронизировать над самими собой. Реальность, однако, заставляет усомниться в этих утверждениях.


Лет 10 назад я получил в подарок от немецких друзей небольшую брошюру с детским юмористическим рассказом в стихах и картинках «Макс и Мориц» на русском и немецком языках. Немцы чрезвычайно горды тем, что автор этого произведения Вильгельм Буш их соотечественник. В 2008 году Германия довольно широко отметила сотую годовщину со дня его смерти. Всякий раз, когда иностранцы начинают утверждать, что у немцев нет чувства юмора, те, в ответ, достают свой дежурный фиговый листок – «Макса и Морица», и пытаются доказать обратное. Увы, более веских аргументов нет.


Недостаток внутреннего производства юмора частично компенсируется импортом. Это касается не только официальных форматов, типа американского телешоу «Розыгрыш», но и бытового уровня – из уст в уста. От немцев вы можете услышать американский, английский, русский или любой другой импортный анекдот, но едва ли немецкий, хотя и таковые имеются. Особо популарны в Германии циклы анекдотов «Чак Норрис», «армянское радио», «английские джентльмены», «блондинки». Из сугубо национального арсенала это «австрийцы» и «Дитер Болен».


Довольно известна в Германии поэма Венедикта Ерофеева «Москва – Петушки» ( в немецком переводе «Поездка в Петушки»). Помню, как один немецкий студент прочитавший эту поэму, буквально замордовал меня просьбами посоветовать на чтиво еще что – нибудь искрометное – ерофеевское.


 Почему же так туго в Германии с созданием собственных кладовых юмора? Эксперты – филологи отмечают в этом смысле некоторые языковые дефициты немецкого языка. В нем невозможно, как например в ангийском, на 200 слов набрать пару тысяч различных значений. Хорошо известно, что многие шутки и анекдоты создаются на эффекте игры слов. Российские анекдоты из цикла «Штирлиц» - наглядный тому пример. В Германии я неоднократно порывался поведать немецким друзьям о бравом штандартенфюрере Исаеве, но, увы, всегда терпел неудачу.


 Другая причина состоит в том, что юмор не является неотъемлемой частью повседневной жизни немцев. Если вы по натуре шутник и весельчак, то не продвинетесь по служебной лестнице. Призвать в помощь юмор для завоевания авторитета у коллег, как это принято в США или России, в Германии практически невозможно. И Боже упаси вас острить на рабочем месте без письменного разрешения начальника. Острословы здесь слывут людьми скорее безответственными, безалаберными, такими, от которых нельзя ожидать добросовестного отношения к делу. Поэтому все веселые, находчивые и прочие неугомонные отирают, как правило, подножие социальной пирамиды. Для юмора в жизни немцев отведены строго определенные время и место. Обычно это стены родного дома, в гостинной перед телевизором, в субботу вечером, когда по первому каналу ТВ общепризнанный комик нации Харальд Шмидт выпускает колкие сатирические стрелы в адрес немецкого и международного политического бомонда.


Наконец, пространство для творчества в области сатиры и юмора существенно ограничено официальными и неофициальными нормами политкорректности. У немецкого смеха доброе лицо кота Леопольда. Сарказм и черный юмор здесь не принимаются. По этой причине, такие мэтры российской сцены как Михаил Задорнов определенно не имели бы успеха у немецкой публики. Очень болезненно относятся немцы ко всему тому, что связано с нацистским прошлым. Эта тема вообще не подлежит юморификации. Как то раз я собрался рассказать одесский анекдот из цыкла «поспорили русский, еврей и хохол» одному немецкому другу, который, с моей точки зрения, обладает отменным чувством юмора. Едва лишь я заикнулся о еврее как одном из фигурантов шутки, как сразу же был предупрежден о соблюдении политкорректности. Пришлось предварительно разъяснить, что в анекдоте русский будет дураком, еврей – так и сяк, а самым хитрым окажется хохол.


То ли дело в России, никаких тебе фильтров и корсетов.  На ядовитом сарказме, зубоскальстве и пошлятинке кормится не только шоу - бизнес, но и политика.  



Вермахт, блицкриг и армейский юмор

Историк, работающий с первоисточниками пьет живую воду. Начни читать пожелтевшую и пропахшую временем газету, журнал, документ... и обязательно сделаешь для себя маленькое открытие.

В 1941 году «Берлинер Иллюстрирте Цайтунг», как и все другие СМИ Третьего Рейха информировало читателей о событиях на Восточном фронте. Впрочем, если верить публиковавшейся в газетах того времени информации, речь шла вовсе не о фронте, а об увеселительной прогулке. Едва ли кто из немецких обывателе представлял себе всех масштабов разыгравшейся на востоке драмы.

 В одном из сентябрьских номеров за 1941 год «Берлинер Иллюстрирте Цайтунг» опубликовала веселые карикатуры, сделанные одни военнослужащим вермахта на Восточном фронте.   
 

Верхний рисунок:  "Повезло, что такая пыль, хоть никто не заметит моих сломанных подтяжек."
Нижний рисунок: "Такую погоду я бы пожелал себе на отпуск, на вечеринку с моей невестой. Она всегда задирает юбку над своими «Волнами» (популярная в 30 – е годы в Европе женская прическа), чтобы спасти их от дождя.

 "Отто, со следующего жалования я подарю тебе отлично облицованную ванну, чтобы ты больше не мылся в моей миске для бритья."

 "Ребята, будте внимательны на дороге и всегда дожидайтесь, когда зажгется зеленый цвет, а то с вами может случится то, что случилось вон с тем, который лежит впереди. Он определенно перебегал дорогу на красный цвет. " ( на постаменте надпись "Ленин").

  


 

По ту сторону юмора

Немцы считают себя людьми, обладающими рафинированным чувством юмора. По данным социологического опроса, проведенного журналом «Лиза», 74% мужчин и 69% женщин Германии полагают, что если они в настроении, то запросто смогут заставить смеяться целый зрительный зал. 89% немцев, согласно той же «Лизе», вполне способны иронизировать над самими собой. Реальность, однако, заставляет усомниться в этих утверждениях.

Лет 10 назад я получил в подарок от немецких друзей небольшую брошюру с детским юмористическим рассказом в стихах и картинках «Макс и Мориц» на русском и немецком языках. Немцы чрезвычайно горды тем, что автор этого произведения Вильгельм Буш их соотечественник. В 2008 году Германия довольно широко отметила сотую годовщину со дня его смерти. Всякий раз, когда иностранцы начинают утверждать, что у немцев нет чувства юмора, те, в ответ, достают свой дежурный фиговый листок – «Макса и Морица», и пытаются доказать обратное. Увы, более веских аргументов нет.

Недостаток внутреннего производства юмора частично компенсируется импортом. Это касается не только официальных форматов, типа американского телешоу «Розыгрыш», но и бытового уровня – из уст в уста. От немцев вы можете услышать американский, английский, русский или любой другой импортный анекдот, но едва ли немецкий, хотя и таковые имеются. Особо популарны в Германии циклы анекдотов «Чак Норрис», «армянское радио», «английские джентльмены», «блондинки». Из сугубо национального арсенала это «австрийцы» и «Дитер Болен».

Довольно известна в Германии поэма Венедикта Ерофеева «Москва – Петушки» ( в немецком переводе «Поездка в Петушки»). Помню, как один немецкий студент прочитавший эту поэму, буквально замордовал меня просьбами посоветовать на чтиво еще что – нибудь искрометное – ерофеевское.

 Почему же так туго в Германии с созданием собственных кладовых юмора? Эксперты – филологи отмечают в этом смысле некоторые языковые дефициты немецкого языка. В нем невозможно, как например в ангийском, на 200 слов набрать пару тысяч различных значений. Хорошо известно, что многие шутки и анекдоты создаются на эффекте игры слов. Российские анекдоты из цикла «Штирлиц» - наглядный тому пример. В Германии я неоднократно порывался поведать немецким друзьям о бравом штандартенфюрере Исаеве, но, увы, всегда терпел неудачу.

 Другая причина состоит в том, что юмор не является неотъемлемой частью повседневной жизни немцев. Если вы по натуре шутник и весельчак, то не продвинетесь по служебной лестнице. Призвать в помощь юмор для завоевания авторитета у коллег, как это принято в США или России, в Германии практически невозможно. И Боже упаси вас острить на рабочем месте без письменного разрешения начальника. Острословы здесь слывут людьми скорее безответственными, безалаберными, такими, от которых нельзя ожидать добросовестного отношения к делу. Поэтому все веселые, находчивые и прочие неугомонные отирают, как правило, подножие социальной пирамиды. Для юмора в жизни немцев отведены строго определенные время и место. Обычно это стены родного дома, в гостинной перед телевизором, в субботу вечером, когда по первому каналу ТВ общепризнанный комик нации Харальд Шмидт выпускает колкие сатирические стрелы в адрес немецкого и международного политического бомонда.

Наконец, пространство для творчества в области сатиры и юмора существенно ограничено официальными и неофициальными нормами политкорректности. У немецкого смеха доброе лицо кота Леопольда. Сарказм и черный юмор здесь не принимаются. По этой причине, такие мэтры российской сцены как Михаил Задорнов определенно не имели бы успеха у немецкой публики. Очень болезненно относятся немцы ко всему тому, что связано с нацистским прошлым. Эта тема вообще не подлежит юморификации. Как то раз я собрался рассказать одесский анекдот из цыкла «поспорили русский, еврей и хохол» одному немецкому другу, который, с моей точки зрения, обладает отменным чувством юмора. Едва лишь я заикнулся о еврее как одном из фигурантов шутки, как сразу же был предупрежден о соблюдении политкорректности. Пришлось предварительно разъяснить, что в анекдоте русский будет дураком, еврей – так и сяк, а самым хитрым окажется хохол.

То ли дело в России, никаких тебе фильтров и корсетов. Здесь клоунада открывает двери левой ногой во все коридоры, даже самые высокие и могущественные – властные. Страна смеется и дуреет от креативного зубоскальства, ни о чем не задумываясь, ни о деле, ни о политкорректности, ни о нормах приличия. На Титанике, помнится, тоже веселились, живенько так, с оркестром, громко и безобразно.   

 http://www.vostokmedia.com/n69367.html

 http://www.newsru.ru/cinema/22mar2010/tadjik.html