Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Сюжет о "духовных скрепах".

Все ж таки угораздило и мне напороться на одну из рассеяных в местном книжном магазине «патриотических» мин. Зацепили дневники Л.П.Берия. Пренебрег своим железным правилом – прежде чем покупать книгу, прогугли гребешком автора на вшивость. Обиднее всего, что «патриотический» заряд оказался на самой поверхности, да еще с вопиющим тротиловым эквивалентом в виде авторского месседжа читателям на обороте. Слона то я и не приметил.

Запоздалое гугление на вшивость дало следующие результаты. Во – первых, автор составитель сборника – некто Сергей Кремлёв (в миру Брезкун) является махровым сталинистом, и вовсе не историком, а технарем. Типичный член кургиняно – вассермановской когорты. Во – вторых, происхождение бериевских дневников покрыто плотной завесой тумана, сплошная конспирология. Экспертизу дневников никто толком не проводил, кроме самого Клемлева. Что там действительно от самого Берии, можно только гадать.

Название книги – «Лаврений Берия. Секретные дневники и политическое завещание: (самое полное издание)» вводит читателя в заблуждение. В действительности, это «Самое полное издание комментариев Сергей Кремлёва к дневникам Л.П. Берия», поскольку около ¾ содержания составляют именно авторские комментарии. Впрочем оказалось, что недавно вышло очередное переиздание «дневников», еще более пухлое, на 1000 страниц. Там уже процентовка порядка 5 – 1 в пользу Кремлева. Ударник, подстать своим красным коллегам по цеху.

Поющий дифирамбы сталинизму автор, выступает в роли ревностного адвоката Берии, одержимого целью как можно тщательнее очистить своего манданта. В арсенале Кремлева гремучая смесь очищающих средств. Здесь и аргументы, как будто действительно подкрепленные фактами, и риторическая эквилибристика с пылкими натяжками, и нравоучительные пассажи. Последние, как водится в подобного рода кругах, от души приправлены цинизмом и сарказмом самых отборных сортов. Вот пример: «Враги нового строя имелись и в низах, в массах. Это были и «бывшие», в том числе от среднего класса и т.п.. и простые люди, не понимавшие, что основные перемены в стране совершаются во имя если не их ближайшего благоденствия, то уж точно – во имя благоденствия их детей. То есть репрессии были необходимы. При этом наиболее деятельную часть как верхов, так и низов необходимо было устранить из жизни общества физически». С.83.

И вот такими «духовными скрепами» завалены все полки, в том числе и виртуальные. Как видно, всепожирающий Левиафан прочно и, по всей видимости, очень надолго оккупировал мозги своих подданных, не щадя и тех, кто в топе.    http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/250556/medvedev_protiv_stalina    

Эссе о сомнении

Сомнение может одолеть и парализовать каждого. Оно, как правило, напирает при активном содействии своей родной сестры – растерянности. На вопрос, как ты должен поступить в определенной ситуации, сомнение допускает только те ответы, которые сразу им и опровергаются. Перманентное самоупразднение мучает тебя и кидает из стороны в сторону словно хрупкий кораблик в открытом море, судорожно выискивающий маячек и спасительную твердь.

Многое вообще функционирует только потому, что не подвергается атаке сомнения. Это справедливо в отношении идентичности, юстиции, курса валюты, почитания божества или любви. Но если только сюда прокрадывается сомнение, то незыблемые вещи начинают расплываться. Сомневаетесь, например, в надежности и честности своих сограждан, устанавливайте дорогостоящие системы контроля, пасите и проверяйте. Полная же потеря кредита доверия разрушает социальную общность до основания.

Кто постоянно сомневается, тот теряет всю жизнеспособность, находять в плену замкнутого круга перманентных перепроверок. Невозможность быть твердо уверенным делает сомнение неустранимым. При этом оно зачастую имеет недружелюбное, аморальное и даже опасное лицо. Тем не менее, современному, вменяемому человеку сомнение просто прописано, по ту же его сторону живут только абсурдные личности, вроде фанатиков и фундаменталистов.

Борьба с сомнением делает всё эпистемологическим проектом, в том числе и политику. Так как граждан постоянно одолевают сомнения, в странах с демократическим правлением регулярно производятся новые выборы. Высшие политические посты в государстве никогда не занимаются пожизненно. Здесь без перманентных проверок и перепроверок теряется связь с реальностью.

Тот, кто не может отвязаться от навязчивых атак сомнения, нуждается в утешении. Немцы настоятельно рекомендуют в таких случаях чашку крепкого кофе. Но разумеется данный заморский совет может быть поставлен под сомнение. Есть и другие, не менее крепкие решения: «хаанский бальзам», «слеза комсомолки», «иорданские струи», коктейль «сучий потрох».... ну или обыкновенная русская водка. Но и тут вас сомнение наверняка потревожит. 
Zombie des Monats 03/12 cВ любом случае, главное - не отчаиваться. 

Уникальный документ! ПАРТИЗАНСКИЙ АЛЬМАНАХ.

Редко делаю перепосты, но тут не удержался, живой документ все таки, с подробным описанием и картинками. Знакомство с подобного рода материалом помогает лучше понять всю сложность жизни на оккупированных территориях, в мельчайших деталях, но главное - мотивацию тех или иных поступков. В очередной раз убеждаешся, что в черно - белые клише история никак не вписывается. 
Оригинал взят у pybikonв Уникальный документ! ПАРТИЗАНСКИИ АЛЬМАНАХ

Смотреть 45 сканов
Collapse )



О духовной пище в позднесовковое время. Ностальгия по СССР.


Витрины времён СССР

В эпоху Брежнева советский народ был «самым читающим народом в мире». Политико – экономический справочник «Советский Союз» М., Политиздат. 1977. приводит данные, показывающие, что к 1977 году «основная задача в области организации социалистического книжного дела – массовость и всеобщая доступность книги – в СССР решена". Советский человек, ясное дело, обнаруживает «огромную тягу к изучению произведений классиков марксизма – ленинизма», а посему все 230 издательств СССР заняты выпуском прежде всего произведений Маркса, Энгельса и Ленина. «За 1917 – 1975 гг. было издано 2903 книги и брошюры К. Маркса и Ф. Энгельса общим тиражом 108 млн. экземпляров, 12 724 книги и брошюры В.И. Ленина общим тиражом более 483 млн. экземпляров» (С.306.). Кроме того, советских людей интересует советская общественно – политическая книга. Только «в 1975 году было выпущено 11 513 книг и брошюр политической и социально – экономической литературы тиражом 253,5 млн. экземпляров».(С.307)

Далее справочник сообщает: «Большого развития достигло за годы Советской власти издание художественной литературы. За 1918 – 1975 гг. выпущено 246 638 художественных произведений всех народов СССР общим тиражом более 10 млрд. экземпляров и свыше 32 тыс. книг и брошюр художественной литературы народов зарубежных стран тиражом 1521 млн. экз.» Огромными тиражами издаются отечественные классики. «По данным на 1975 год, тираж произведений А.Пушкина составил 119 млн. экз., Л. Толстого – 143 млн.....». А еще представлены внушительные цифры по зарубежной литературе. В том же 1975 году «произведения Бальзака выпущены тиражом в 23 млн. экз., Диккенса – 24 млн., Лондона – 29 млн., Голсуорси – 13 млн.....» (С.307). Таковы официальные факты. 

В действительности, к классикам Марксизма – Ленинизма и советской общественно – полититической литературе население проявляло наименьший интерес. Духовная пища, предлагавшаяся советским книготоргом не отличалась разнообразием: материалы съездов, пленумов, пропагандистская и техническая литература. Все это выпускалось 100 000 тиражами и мертвым грузом оседало на магазинных полках, пылилость годами, а затем выбрасывалось. Л.Толстой и Ф. Достоевский уже попадали в разряд дефицита. Помню, как мой сосед получил "Три мушкетера" за 20 кг сданной макулатуры и как мы ему завидовали. Чуть лучше обстояли дела с детской литературой, но и здесь не обходилось без массированной идеологической накачки. Первая книга на всех прилавках - "Рассказы о Ленине". 


Там, где учились Пастернак и Ломоносов. Прогулка по Марбургу (Часть1)


В отличии от многих других больших и малых городов Германии, добросовестно отутюженных англо - американской авиацией в годы Второй Мировой войны, Марбургу сильно повезло. Здесь сохранился дух предшествующих эпох. Он сконцентрирован в историческом ядре города, с его узкими, покрытыми  серым булыжником улочками и многочисленными деревянными домиками готического стиля, расположившимися на склонах холма, вершину которого венчает замок ландграфа Филиппа.  Этот самый Филипп был типичным феодальным князьком, коих на немецкой земле в средневековую эпоху было великое множество. Вполне вероятно, что имя ландграфа так и кануло бы в лету, ну в лучшем случае было бы известно узкому кругу историков - краеведов, если бы Филипп не стал основателем Марбургского университета(1527 г.) - первого в мире протестантского универа.


Почти каждый гость Марбурга сталкивается с проблемой ориентации на местности. По городу можно ходить как угодно, под углом в 20, 30 или даже 70 градусов, но только не по горизонтали, и если вы "перемахнули" какую - нибудь возвышенность, то приготовьтесь в скором времени к новому подъему. Улицы представляют собой замысловатые извилистые лабиринты без четких контуров кварталов, так что без нити Ариадны предстоят долгие плутания. А между тем город, число жителей которого составляет всего лишь 80 тыс. (четверть из которых студенты) сравнительно мал по площади. Мал, да удал.


В В старейшем и одновременно красивейшем здании университета, в котором когда-то осваивал премудрости химии, механики, теоретической физики, гидростатики и аэрометрии М.Ломоносов, сегодня обитает теологический факультет. Здесь же, в большом зале (Ауле) проводятся самые торжественные мероприятия: приемы почетных гостей, награждения, присвоения ученых степеней, чествование выпускников университета.
На здании "старого" университета есть мемориальная доска, посвященная Ломоносову. На доске, на русском и немецком языках, начертано стихотворное изречение Михайло Васильевича:
"Везде исследуйте всечастно,
что есть велико и прекрасно,
чего еще не видел свет"



 И еще кое - что интересное

Collapse )