Sergej Byrin (byrins) wrote,
Sergej Byrin
byrins

Categories:

Оборона Брестской крепости. Как же это было на самом деле? (часть 3)



В Брестской крепости 22.06 41. Типичный прием, применявшийся немцами при штурме - закидывание противника гранатами. Но иногда защитникам крепости удавалось возвращать "гостинцы" обратно.

 Эпизоды сражения в воспоминаниях бывших участников

Документ № 38. Из репортажа «Война на востоке. Ночь перед Брест-Литовском» корреспондента журнала «Die Wehrmacht» Герда Хабеданка.

«Легко, очень тихо мы подкрадываемся плотно к Бугу. Чтобы гвозди в сапогах не издавали никакого стука, на шоссе насыпан песок. Безмолвными рядами по обочине выдвигаются сформированные штурмовые группы. На светлом северном небе выделяются переносимые надувные лодки. Бесшумно приближается чудовище - вручную перетаскиваемая тяжелая зенитная пушка.   ...на удалении всего лишь 100 м сидит советско-русский. Что ему видно, неизвестно, здесь же отчетливо слышно, как они говорят, вдалеке звучит динамик.... На качающихся мостках идем над заросшими наполовину камышом рвами крепости Призрачно светлеющие контуры ныряют в заросли ивняка: приведение в готовность заканчивается. Всюду бьются соловьи, жерлянка кричит в камыше, все остальное скрыто полной тишиной.... Нарастающая теснота, стальные шлемы, винтовки, длинные пронзительные трели телефонов, и спокойный, заглушающий все голос обер-лейтенанта: «Спокойно господа, пока 3 ч. 14, ждем еще одну минуту». Источник: Журнал «Die Wehrmacht» № 14,1941

Подпись: Пушка 4 - й роты на позиции перед Южными воротами Центрального острова


Зализывание ран после штурма

Документ №47. Письмо бывшего командира 8/ 135 пехотного полка Пауля Орбаха родителям погибшего при штурме Брестской крепости Хайнца Хальбгевахса. 23.02.1942 г.

«Наше орудие отлично стреляло, тем не менее, как только (на короткое время) оно прекращало стрельбу для выбора новой цели, мы получали безумный огонь. Вскоре одного из солдат ранило в голову... Едва я успел перевязать рядового, как получил сильнейший удар в мою левую руку, и мгновенно высокая дуга фонтана крови обрызгала вашего сына Хайнца. Он сразу же пришел мне на помощь, разорвал рукав моего кителя и рубашки, и я плотно перевязал тканью артерию, прижимая рукой, чтобы не истечь кровью. Между тем другой лейтенант получил огнестрельно ранение в грудную клетку. Ему помогали другие, пока еще не раненые солдаты. А я тем временем попросил вашего сына Хайнца подать мне кусочек деревяшки, чтобы я сумел перевязать артерию своей руки и тогда бы освободил свою правую руку. Почти в тот же самый момент Хайнц прямо таки переломился и беззвучно упал на землю... Я не смог установить, где его пронзила вражеская пуля. Я больше не слышал никаких признаков его жизни.... В то время, как ваш сын Хайнц лежал мертвым рядом со мной, другой лейтенант получил еще одно (уже второе) ранение, и теперь было самое время свалить оттуда. Я тащился из последних сил, поддерживаемый единственным еще не раненым солдатом.» Источник: частный архив Йозефа Виммера

 


Похоронка на солдата - пехотинца Карла Ублингера, погибшего 22 июня при штурме крепости Брест - Литовск на 22 году жизни.
Похоронка на Алоиза Бергера, погибшего 23 июня при штурме Брестской крепости на 30 году жизни

Документ №58. «3 дня в цитадели Брест – Литовска» (вопоминания командира отделения штурмовой группы 1-го взвода 135 пехотного полка Ганса Тойчлера. Описание событий 22.06.41 г.)

«Пулеметчик IMG лежал рядом со мной, ведя ожесточенную перестрелку с ними, проклиная чертовых снайперов. Внезапно, стоящий за мной пулеметчик (второй номер пулеметного расчета) закричал мне: «Пригнитесь!» Я не успел сделать это и вражеская пуля пронзила мою грудь. Во время почти двойного вращения я еще смог подать стоящему рядом со мной приятелю руку и попрощаться с ним. И вот тут уже я рухнул, готовый к смерти с мыслью о Боге и моей родине. Когда по прошествии долгого времени я пришел в сознание, мне открылась страшная картина. По переднему краю огневой позиции зенитной артиллерии стоял лафет для IMG, за ним умирал его стрелок с тяжелым ранением в легкое и стонал от боли и жажды.... Справа от меня сидел командир расчета, который больше не двигался, как бы я к нему не обращался. Далее со всех сторон вокруг нас звучал печальный концерт беспомощных раненых: «Санитар! Санитар! Ради Бога, помоги мне». Снайперы сделали свою работу» Источник: Gschoepf R. “Mein Weg mit der 45 Infanterie DovisionLinz, 1955, s.155.

Похоронка на Зеппа Хубера, погибшего 24 июня при штурме цитадели крепости Брест - Литовск в возрасте 21 года.

Погибшие на Южном острове Брестской крепости (25.06.41 г.)


С советской стороны мемуарного материаля в избытке, вот только отделить в нем правду от вымысла не всегда удается. http://fire-of-war.ru/Brest-fortress/Brest-literatura-oborona.htm Еще в 60 – е годы писатель С.С.Смирнов, долгое время собиравший свидетельства участников обороны Брестской крепости, выявил факты очковтирательства. К тому же, далеко не все откровения бывших участников обороны крепости могли быть преданы широкой огласке в советское время. Нелицеприятные вещи пришлось положить под сукно. Полученные несколько лет назад немецкие документы только добавили вопросов. Согласно карточке военнопленного, человек был пленен, к примеру 22 июня, а в своих воспоминаниях он рассказывает о том, как дрался в крепости числа до 25 – го или даже дольше. Формальная ошибка со стороны немцев здесь маловероятна, хотя и не исключена.

Пара примеров    

Остапец Григорий Федорович-рядовой,курсант полковой школы 84 стрелкового полка.1920 г.р.,с.Тимофеевка, Бурынский р-н,Сумскаяобл.Призыв 1940 года.Сражался в Цитадели.Входе боев пленен.Освобожден американскими войсками.Продолжал службу в Советской армии.Демобилизован из армии в 1946 году.

Из воспоминаний Г.Ф.Остапец: "...22 июня ровно в 4 часа на головы обрушились тысячи бомб и тяжелых снарядов. Под свист осколков мы бросились из помещения по направлению к штабу своего полка.Сразу,как только мы выскочили,из костела по нам открылся пулеметный огонь,которым одного товарища убило, второгокурсанта, Филатова,ранило в голову. Мы успели залечь,ползком и короткими перебежками перебрались до намеченного нами места,где сосредоточились много бойцов и командиров...Крепость одновременно штурмовалась со всех сторон,так как она была окружена с первых часов нападения.Нам отбиваться было трудно еще потому,что склады боеприпасов находились за крепостью и судьба их нам неизвестна. В крепости был лишь небольшой запас НЗ,так что с первого дня приходилось экономить каждый патрон и гранату,и приходилось отбиваться от наседавших гитлеровцев криком "ура",штыками и прикладами.И это нас не пугало-идти в атаку-а наоборот,вдохновляло и больше обостряло наши сердца против фашистских захватчиков...Все подробности храбрости и геройства отважных защитников крепости с первого дня мне не вспомнить,голова у меня работает плохо.Я на девятнадцатые сутки,т.е. 11 июля,в одной из атак был тяжело ранен,и был без памяти взят в плен..."
Согласно немецкой карты пленения Г.Ф.Остапец пленен 22 июня 1941 года (шталаг 4 Б,лагерный номер 116952).Т.е. налицо явное противоречие.

Чесноков Василий Сергеевич-лейтенант,командир 2 огневой батареи 98 отдельного противотанкового артиллерийского дивизиона.1914 г.р.,д.Барановка,Свердловский р-н,Орловская обл.В РККА с 1936 года.Сражался на Восточных валах Кобринского укрепления. В ходе боев пленен.20 апреля 1945 года совершил побег. После проведения проверки демобилизован из армии.

Из ответов на краткий вопросник участника обороны Брестской крепости В.С.Чеснокова-С.С.Смирнову: Вопрос:В какой части,с какого времени,в каком звании и должности служил?
Ответ:При 6 Краснознаменной стрелковой дивизии в 98 отдельном артдивизионе 45-мм пушек,в звании лейтенанта, должность-командир батареи ПТО.
Вопрос:На каком участке обороны,с какого и по какое время сражался,под чьим командованием?
Ответ: 98 артдивизион располагался в районе Восточного форта и на этом участке вел оборону с 22 по 26 июня 1941 года.Командовал комиссар дивизиона Нестерчук,после его тяжелой контузии,а потом и гибели, командование принял лейтенант Акимочкин,после смерти Акимочкина командовал группой я,после моей контузии и ранения-это было 4 июля 1941 года-не могу сказать,кто остался, но,по-моему,из нашего дивизиона никто.
Вопрос:Когда и при каких обстоятельствах пленен?
Ответ: 4 июля был ранен в голову и контужен снарядом,5 июля захвачен немцами в районе форта.
Согласно немецкой карты пленения В.С.Чесноков пленен 25 июня 1941 года (офлаг 13 Д (62),лагерный номер 1598).
Мемориальный знак-плита из силумина,стилизованная под листок отрывного календаря,установленная у главного входа в мемориал (место обороны 98 артдивизиона) гласит:"5 июля 1941 года Восточные валы удерживали воины-артиллеристы". Вероятно это и есть дата под которую "подгонялись" воспоминания и события. Вот только далека она от истины.


Анкета на мл. серж. Козырева Николая Федоровича, попавшего в плен 27 июня 1941 в крепости Брест - Литовск и скончавшегося в лагере для военнопленных 09.10.41 г.


Карточка на  военврача 3 -го ранга Соскина Марка, попавшего в плен 24 июня на Южном острове Брестской крепости

Сухолуцкий (Sucholuzkij) Семён Миронович, 15.7.1919г., д. Зазимье, Броварский р-н, Киевская обл. Украинец. Рядовой, 393 Flak Art. Diwis, 1 Bat. (393-й отд. зен-арт. дивизион, 1-я батарея).
Пленен 29.6.1941г., место пленения - г. Брест (в документе Brest Litewski). Являлся одним из участников обороны Бресткой крепости (Вост. форт). В книге "Героическая оборона" по его воспоминаниям составлена статья "Рассказ рядового". В плену находился в шталаге №304, номер военнопленного - 1706. С 18 августа 1941 года - в лагере военнопленных VII A, с 27 марта 1942г. - в концлагере "Бухенвальд" (K.L. Buchenwald). Выжил в плену, вернулся на родину. 

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ


 

 

Tags: Брестская крепость
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments