?

Log in

No account? Create an account
Немногие из ныне живущих помнят о 101 узбеке, убитом в лесу неподалеку от голландского Амерсфорта в 1942 году. Память о них могла бы быть стерта окончательно, если бы не один голландский журналист. http://www.bbc.com/russian/features-39865409
В развитии демократических институтов и практик в постсоветское и дореволюционное время подмечено много схожего. И многие сравнения явно не в пользу сегодняшней российской "демократии".Тогда, как и ныне, исполнительная власть была крайне заинтересована в создании проправительственного большиства в парламенте. Первые две Думы, как известно, не принесли в этом смысле ничего утешительного. К выборам в третью Думу правительство вооружилось фильтром безопасности – новым избирательным законом от 3 июля 1907 года, отсекавшим нежелательного избирателя. В дополнение к этому, на местах, на полную катушку использовался административный ресурс. Не обходилось и без фальсификата. Однако, как выразился лидер Кадетов П.Н.Милюков, «оппозиция  проникла в Думу через ряд щелей и скважин, оставленных – как бы в предположении, что для полноты представительного органа какая - то оппозиция все таки должна в нем присутствовать».

Работа в Думе третьего созыва кипит. Чтобы всыпать все министерские законопроекты, решено снять крышу Таврического дворца.

Все теже заботы правительства и к выборам в четвертую Думу. Вот как описывает предвыборную атмосферу Председатель Совета министров В.Н.Коковцов.
Во всех объяснениях Губернаторов звучало вполне согласно одно заявление, — что у Начальников Губерний очень мало средств на влияние на выборы, что единственно организованная среда, доступная влиянию, это — среда сельского и даже городского духовенства, что Епархиальное начальство прислушивается исключительно к голосу Обер-Прокурора Синода и мало обращается с Губернаторами, но что и эта среда не отличается особенною дисциплиною… Все Губернаторы заявили в один голос, что влияния земских начальников на крестьян в деле выборов почти нет, и что строить какие-либо надежды да этом элементе не следует".


Процедура подсчета голосов

"Точно так же, на мой вопрос — какое влияние имеет на общественное мнение и на подготовку выборов местная консервативная пресса, довольно щедро поддерживаемая правительством в отдельных губерниях, получился единогласный ответ всех Губернаторов, кроме Нижегородского, что такое влияние равносильно нулю, ибо никто таких газет не читает, а многие Губернаторы откровенно заявили даже, что все прекрасно знают, что данные газеты издаются на казенные деньги, а т. к. и издатели этих газет плохи и состав сотрудников крайне невысокого уровня, за неимением подготовленных и талантливых людей, — то этих газет просто не читают даже бесплатные подписчики".

Размещение депутатских мест по партиям в Думе третьего созыва.

"Отдельно от всех Губернаторов, резко отличаясь от них решительностью тона и живостью речи, стоял в этом совещании Нижегородский Губернатор Н. А. Хвостов… Он провел резко противоположную точку зрения заявивши, что Губернаторы не только должны, но и могут провести в Думу исключительно тех, кого они желают. По его словам, в Нижегородской губернии все оппозиционные кандидаты им уже устранены, и на их место намечены люди совершенно надежные в политическом отношении, которые и будут выбраны, если только Министр Внутренних Дел даст ему несколько более денежных средств и разрешит привлечь к делу Начальника Губернского Жандармского Управления и облечет его, Губернатора, достаточною свободой действий. Хвостов прибавил развивая свою теорию, что следует только допустить одно предварительное условие: задаться целью и не колебаться в выбор средств, т. е. не обращать внимания на выкрики печати и ни бояться жалоб на неправильность выборов. Откровенное выступление Хвостова произвело на всех самое отрицательное впечатление. Макаров был крайне смущен, Губернаторы молчали, Харузин, на которого Хвостов сослался было как на человека, сочувствующего его взглядам, — не знал что сказать, но затем, когда прошло первое смущение, посыпались такие реплики неудержимой критики циничных взглядов Хвостова, что всякий другой был бы сконфужен н даже унижен, но Хвостов, вероятно, думал, что совершает великий государственный подвиг, выражая такие взгляды, и осветил всем одним общим аргументом, также не мало поразившим всех: «вся наша беда в том, что мы не умеем или не желаем управлять; боимся пользоваться властью, которая находится в наших руках, а потом плачем, что другие вырвали ее у вас».

Проверка депутатских мандатов перед входом в Таврический дворец.

Как видно, в то колыбельное время, движухи было больше: всегда формировался думский оппозиционный контингент; общество относилось критичнее к действиям властей, проявляя строптивость; представители власти стыдились включать административный рубильник на полные обороты во время предвыборной кампании.
 Собрание фракции Кадетов в доме В.Д.Набокова
Оригинал взят у kostyad в 1939 Красная звезда публикует речи гитлера и о немецких нацистах пишет с восхищением
Оригинал взят у mi3ch в 39


Из Государственной публичной исторической библиотеки. Газета «Красная Звезда» за сентябрь 1939 года

трафикСвернуть )
Из записок управляющего Вторым отделением Его Императорского Величества канцелярии барона Модеста Корфа,(1848 год)
«Когда рассматривалась роспись государственных доходов и расходов на 1848 год, он (А.А.Кавелин) шепнул мне, что взялся бы сейчас убавить последние на 40 млн. рублей.
-         Помилуйте. Так вас поскорее надо бы назначить министром финансов!
-         Нет, не министром, а только дать бы волю на это раз. И вот что я сейчас бы вымарал: во – первых, четыре кавалерийских дивизии, потому что такой бесчисленной кавалерии, как у нас теперь, некуда употребить даже и во всемирной войне; во - вторых,  четыре дивизии пехоты, потому что и ее у нас черезчур много; в- третьих, всю жандармскую часть, как мать одних вздорных камер пажей и новую лишь, совсем напрасную отрасль взяточничества...». К слову, неугомонный А. Кавелин был в конце концов уличен в умопомешательстве, отправлялся на лечение в Германию, в психиатрическую больницу. Поправлялся, но все же перегорел на той же психиатрической почве.
Санкт - Петербургский военный генерал - губернатор Александр Александрович Кавелин

Alexander A. Kavelin.jpeg

Тоталитаризм в разливе

В Германии, в продуктовой сети магазинов "REWE", к рождественским праздникам выставили водку "Сталинская". Это относительно свежий бренд, двухгодичной "выдержки". В свое время  "Коммерсант" предрекал коммерческий провал водки с таким названием на российском рынке, называя целый ряд причин. http://www.kommersant.ru/doc/2311242
Однако, как видно, "тоталитарный разлив" добрался и до немцев.

В Италии пошли еще дальше. В одном из супермаркетов города Верона появилось вино с Гитлером на этикетке. Под портретом красуются нацистские лозунги и приветствия: "Один народ, один Рейх, один фюрер", "Зиг хайль", "Фюрерское вино" и т.п. Примечательно, что Гитлер толерантно разделяет полочку ни с кем -нибудь, а с Папой Римским Иоаном Павлом Вторым. Впрочем жить вождям народов в разливе там недолго. И с Гитлером, и со Сталиным уже разбирается ангажированная общественность.
.9,50 Euro kostet eine Flasche des „Führerweins". Quelle: dpa
К слову, в Германии появилось Крымское шампанское, причем под российским флагом. Спецпредложение (скидка) действует в течении рождественской недели.


С апреля 2015 года каждый кандидат на предоставление политического убежища стал получать в Германии немного больше материальной помощи. Теперь максимум составляет 352 евро в месяц. На эти средства, помимо прочего, беженец должен питаться, одеваться, оплачивать комунальные и транспортные услуги. Многие, и не без основания, считают такое положение дискреминацией, поскольку вписаться в такую мизерную по немецким меркам сумму – проявить чудеса житейской эквилибристики.

Немного подробнее.

Период так называемого первоначального приема беженцев длится 1 - 3 месяца. За это время проверяют личную историю кандидата. Основные потребности: питание, жилище, одежда, медобслуживание, предоставляются безвозмездно, за счет государства. При этом дополнительно, на личные потребности, беженец получает 140 евро (услуги транспорта, связи и возможные культурные мероприятия).

По истечение трех месяцев беженцы распределяются по локальным административным единицам – коммунам. Этот процесс длится около года. Теперь каждый беженец на покрытие основных потребностей получает фиксированную сумму денег – 212 евро, или 7 евро в день, а на личные потребности выделяется все та же сумма – 140 евро. На детей от 1 до 5 лет выделяется 130 и 82 евро соответственно.

Это жизнь в притык, а далее, как кто устроится.



С апреля 2015 года каждый кандидат на предоставление политического убежища стал получать в Германии немного больше материальной помощи. Теперь максимум составляет 352 евро в месяц. На эти средства, помимо прочего, беженец должен питаться, одеваться, оплачивать комунальные и транспортные услуги. Многие, и не без основания, считают такое положение дискреминацией, поскольку вписаться в такую мизерную по немецким меркам сумму – проявить чудеса житейской эквилибристики.

Немного подробнее.

Период так называемого первоначального приема беженцев длится 1 - 3 месяца. За это время проверяют личную историю кандидата. Основные потребности: питание, жилище, одежда, медобслуживание, предоставляются безвозмездно, за счет государства. При этом дополнительно, на личные потребности, беженец получает 140 евро на услуги транспорта, связи и возможные культурные мероприятия.

По истечение трех месяцев беженцы распределяются по локальным административным единицам – коммунам. Этот процесс длится около года. Теперь каждый беженец на покрытие основных потребностей получает фиксированную сумму денег – 212 евро, или 7 евро в день, а на личные потребности выделяется все та же сумма – 140 евро. На детей от 1 до 5 лет выделяется 130 и 82 евро соответственно.

Это жизнь в притык, а далее, как кто устроится.

               История что дышло, как ее повернул, так и вышло. В своем фундаментальном исследовании «Благосостояние населения и революции в имперской России. XVIIIXIX вв.» Б.Н.Миронов пытается как опровергнуть, так и подтвердить сие утверждение. Не будучи сторонником позитивизма, он, тем не менее, считает совершенно необходимым опираться на строго эмпирические данные. Спору нет. За последние годы отечественную историю опутали орды ничем не принужденных спекуляций, на которых, как на дрожжах, вырастают различные парадигмы и концепции с горьким квазинаучным привкусом. На этом фоне труд Бориса Николаевича – настоящий научный Монблан. Исследование носит широкий междисциплинарный характер. Проблема накрывается мощным арсеналом статистики, антропометрии, социологии, политологии, экономической теории, и конечно же истории. Поражает внимание автора к мельчайшим деталям, особенно при достижении, в каждом случае, репрезентативности социологической выборки. Справедливо отмечается, что комплексные социальные феномены не могут быть втиснуты в узкие рамки монокаузальности, как это практиковалось в советское время. В игре всегда многофакторность, причем причинно – следственные связи далеко не всегда очевидны. Одним словом, история – это не легкая прогулка в одностороннем направлении, а целый лабиринт, в котором и с нитью Ариадны не всегда чувствуешь себя уверенно.

              Что же собственно доказывается, и к каким конкретным выводам приходит автор? Проверяя основные теоретические концепции на богатом эмпирическом материале, Б.Н.Миронов опровергает утверждение о несостоятельности царского правительства, перманентном кризисе самодержавной системы и пауперизации населения. Напротив, во второй половине XIX – начале XX века Россия вполне успешно модернизировалась, о чем свидетельствуют все без исключения социально - экономические показатели. Благосостояние населения пусть и медленно, но неуклонно повышалось, так что не было никаких объективных причин для возникновения революционных ситуаций, замешанных на обнищании широких трудящихся масс. Историк приходит к выводу, что русские революции сочетали конструктивистскую и структуралистскую модели революционного процесса. Взрывоопасный конфликтный потенциал в обществе созрел, с одной стороны, из - за ломки старых традиционных связей и психологически трудного процесса оформления новых социальных общностей, с другой стороны – вследствие организованного и целенаправленного давления снизу. Прежде всего, неуемный активизм либеральной и революционно настроенной интеллигенции дал непосредственный толчок революциям.

               В целом же, считает Б.Н.Миронов, население стало более требовательным и амбициозным. Многое из того, что в дореформенное время было совершенно нормальным и терпимым, в пореформенную эпоху стало восприниматься как отягощение. Здесь и тривиальный быт, и область права, и желание продвинуться по социальной лестнице. Разумеется, возросли и политические притязания интеллигенции на кусок властного пирога. Используя
PR – приемы, представители интеллигенции (в основном земцы), всячески дискредитировали деятельность правительства, вешая на него, как говорится, всех собак. Так, к примеру, во время неурожая и голода 1891 – 1892 гг., «все огромные бедствия общественность приписала аграрной политике правительства и его неспособности организовать надлежащую помощь пострадавшим губерниям, полностью игнорируя позитивную динамику урожайности и смертности в пореформенное время и достаточно эффективную деятельность коронной администрации по преодолению последствий неурожая». Не была замечена земцами и позитивная динамика развития деревни в период работы «Особого совещания о нуждах сельскохозяйственной промышленности» 1902 – 1905 гг. Вместо того, чтобы отметить очевидные улучшения на всех фронтах, что, собственно, убедительно должна была показать статистическая цифирь, настойчиво продвигался тезис об упадке деревни. Б.Н.Миронов недоумевает. Как же так, не иначе здесь кроются личные амбиции представителей местных комитетов, стремление заполучить политический штурвал.

              Классический ленинский тезис о революционной ситуации, кажется, совершенно опрокинут. Низы, как следует из армады агрегированных данных, не испытывали значительных материальных трудностей. Их благосостояние, правовое положение, условия труда, уровень социальной защищенности неуклонно улучшались. В этом смысле, не было никаких причин для бунта, ни в 1905, ни в 1917 году. Верхи, в свою очередь, были совершенно дееспособны. Да, конечно не без просчетов, но у кого их не бывает. Здесь Борис Николаевич подключает сравнительную перспективу, показывая, что ведущие страны Европы испытывали в эти турбулентные времена ничуть не меньшие трудности. Так, где же засада? Общая предпосылка – значительное повышение социальной напряженности в обществе, вызванное структурными изменениями. Дореформенная спячка сменилась пореформенной динамикой, наэлектризованностью, вертикальной и горизонтальной мобильностью. Старые и новые элементы вступали в непримиримое противоречие. Рост социальной фрагментации сопровождался увеличением проблем социально – психологического характера. Происходила болезненная смена институциональных систем. Непосредственной же причиной революций стало «безответственное поведение либеральных и революционных элит», которые своей антиправительственной пропагандой расшатали государственную власть, дискредитировали ее в глазах народных масс. Российское общество не выдержало экзамен на переход от традиции к модерну.

              Совершенно напрасно критики «Благосостояния населения» упрекают Б.Н.Миронова в политической ангажированности, желании инструментализировать популярную тему в идеологических целях. При внимательном прочтении исследования, если не заниматься мелким блохоловством, авторских пристрастий почти не обнаруживается (хотя сам Борис Николаевич считает историю пристрастной наукой). Он добросовестно собрал богатейший эмпирический материал и на его основе проверил различные теоретические концепции революций применительно к России. Конечно, не обошлось без моральной подкладочки, сформулированной по итогам исследования. Словами А.Герцена заявляется: «Нельзя людей освобождать в наружной жизни больше, чем они освобождены внутри». По сути, автор становится на сторону так называемого придворного либерализма. Главное – не раскачивать лодку, как это случилось к несчастью в начале прошлого века. Если не будет тряски, то и сегодня Россия «сможет занять одно из первых мест в Европе по темпам экономического роста».

              Как известно, вокруг исследования Б.Н.Миронова развернулись настоящие страсти. Многих критиков возмутил «бухгалтерский» подход, в котором живому человеку с его повседневными проблемами совсем не осталось места. Он полностью растворился в плотных и длинных шеренгах агрегированной цифири, в средней температуре по больнице. Действительно, даже изучая доходы населения, автор оперирует процентовками. Столько - то процентов уходило на оплату жилья, а столько – то на питание и досуг, никакого конкретного расклада цен не дается. Борис Николаевич, очевидно, прав, заявляя, что сама постановка проблемы предполагает сосредоточение на макро- уровне. Как же иначе. Здесь требуется изрядная высота, перспектива, нужно охватить, обозреть, уловить направления движения потоков. Не понятно только, как полностью игнорировать собранные историками факты, свидетельствующие о бедственном положении людей накануне революционных событий. Да об этом свидетельствует и вся прогрессивная демократическая общественность и художественная литература конца XIXXX вв.

              Сия парадоксальная ситуация сильно напоминает прямую линию президента Путина с народом. Всякий раз, начиная разговор, главный охранитель засыпает подданных отборной статистической цифирью, разумеется, с восходящими трендами. Что, сколько и за какой срок увеличилось. Картина маслом. Народ с недоверием внимает, а затем переходит к челобитным. Обнаруживаются совсем неприглядные картины с мест, и это еще с учетом фильтра цензуры. В итоге, все расходятся и остаются, что называется, «при своих». И такой сценарий повторяется из года в год. Так, похоже, рефлектировалась ситуация и в начале XX века. В то время, как высший государственный чиновник судил о состоянии дел в стране по благостной статистической цифири, представители земств, работавшие в местных комитетах, видели совершенно конкретные реалии жизни: нужды, неустроенность, бесправие. Так что если сжечь все мосты между макро и микро перспективой, то поневоле можно записать всех критиков и противников правительства в когорту безответственных интриганов или даже государственных преступников.

              Б.Н.Миронов справедливо замечает, что работал эффект привыкания. Поднявшись на ступеньку выше по лестнице благосостояния, люди забывали о том, что еще совсем недавно жили значительно хуже. Но общественный прогресс состоит в перманентном давлении, в решении тех проблем, которые возникают здесь и сейчас. Это вопрос принципиальный, ибо успешная модернизация России во второй половине XIX – начале XX века, которая, как убедительно доказывает Борис Николаевич в своем исследовании, действительно имела место, - заслуга не только правительства, но и представителей общества. Не щедрые политические дары с барского стола мудрого самодержца, а результат борьбы либеральной и революционно настроенной части интеллигенции привели в 1905 году к утверждению конституционного строя.

К истории не приложишься с одним универсальным аршином, ни методическим, ни теоретическим, и массы надежных эмпирических данных не гарантируют объективности. С неизбежностью придется занять определенную позицию. Но главное - не застаиваться в одном углу обзора.  

Profile

byrins
Sergej Byrin

Latest Month

Июль 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner